27 мая. Отрывок из книги «Африка — земля парадоксов», Владимира Корочанцева

Какие проблемы иногда тревожат Африку, интересно рассказал в своей книге «Африка — земля парадоксов», Владимир Корочанцев.

Корочанцев — журналист-международник, заведующий редакцией стран Африки ТАСС. Работал корреспондентом ТАСС в Мали, Камеруне. Первый постоянный корреспондент ТАСС на Мадагаскаре. Побывал в 23 странах. Автор и соавтор ряда книг по истории и культуре Африки – «Африка под покровом обычая», «Голоса животных и растений», «Мадагаскар — остров загадок», «Экваториальная Гвинея», «Бой тамтамов будит мечту»
Итак.
КУЛЬТ ФАЛЛОСА
«Нет ничего нового под солнцем». Эта мудрость всякий раз предостерегает нас от гордыни и переоценки самих себя. Нет ничего нового под луной, кроме нашей слепой гордыни и того, что уже было в веках прежде нас. Однажды в Западной Африке, на территории то ли современного Кот-д’Ивуара, то ли Сенегала (речь идет о были, о еще кое-где бытующей традиции, поэтому сугубая географическая точность — дело десятое), вожди враждовавших племен решили покончить с междоусобицами и жить в мире. Долго судили-рядили они между собой, не приходя к согласию. Наконец, чтобы найти выход из тупика, договорились встретиться с глазу на глаз..
Подданные удалились от хижины собрания за пределы видимости и слуха. Сильные же мира сего вошли в просторное изолированное помещение под крышей, пахнувшей свежим бодрящим разнотравьем, где никто из непосвященных не мог мешать им и сглазить. Перебросившись словами, они одновременно развязали набедренные повязки — и все вдруг с завистью в один голос вздохнули, глядя на предводителя крошечной, не обозначенной на картах страны Денди: «О великий Адаму. Вот это аргумент! Он перевесил все остальные!»
Адаму был единогласно избран председателем Совета вождей (форма Советов существовала в Африке до рождения Советского Союза) — и на обширных просторах западноафриканской саванны временно воцарился мир. ..
«Мужчина с ослабевшим фаллосом, а тем более без оного, подобен мяукающему льву или слону без хобота», — категорически утверждает африканская народная мудрость. Даже самый признанный мудрец уступит в соперничестве за старшинство в своей деревне или народе при наличии столь постыдного изъяна, которого в знойной Африке не скроешь. Не случайно, когда распространяются слухи о том, что, скажем, президент Зимбабве в 73 года ждет ребенка от молодой супруги, то им по праву гордится вся страна.
Культ фаллоса столь же древен, сколь и сами африканцы. В Дагомее (ныне Бенин) еще в XIX веке на каждом шагу попадались каменные изваяния животворного органа, раскрывавшие неисчерпаемость воображения и мастерства скромных народных скульпторов-самоучек, к сожалению оставшихся безвестными. Редкий человек, умевший ваять, проходил мимо подходящего камня, которому можно было бы придать образ мужчины с громадным «жезлом любви» наперевес или просто одного монументального фаллоса. Местный Приап словно бы вырастал из земли — либо каменный, либо слепленный из глинистого латерита. Голова его часто представляла примитивно вырезанный кусок дерева или высушенной глины с глазами и зубами, выполненными из камешков. Грубо вытесанный, без лишних подробностей, комфортный пенис размерами с приличную дубину для Голиафа твердо и самоуверенно устремлялся вперед в горизонтальном положении. Именно так африканцы в различных районах Черного континента воображают нехитрое мужское и женское счастье, ибо главное в любой семье в Бенине, Габоне, Камеруне, Мали или Конго (бывшем Заире) — приумножать потомство, обеспечить тем самым вечность себе и своим предкам.
Это «древо жизни» постоянно смазывалось пальмовым маслом, тут же под ним стоял всегда наполненный горшочек. И каждая женщина, желавшая познать радость материнства, проходя мимо, становилась на колени, а потом пользовалась возможностью «подмазать» жезл великого бога Леббу, способного сделать ее плодородной…
«Фаллос нужен не только мужчине», — философски, с некоторой недомолвкой указывает камерунская пословица. Помню, как в Камеруне один сын решил ослушаться отца и вместо правившей партии Камерунский национальный союз проголосовать за партию либерально-демократического толка. Тогда рассерженный отец одернул его: «У нас в стране полная свобода, и ты, конечно, волен поступать, как тебе вздумается, но за ослушание я попрошу знахаря Мудиму лишить тебя мужской гордости, которую я от души передал тебе по наследству от прадеда. Право же, зачем либералу-западнику…» И сын пошел по стопам отца-консерватора.…
По мнению жителя Черной Африки, любое волшебство тем сильнее, чем ближе соприкасается с реальностью, с личностью конкретного человека. Так вот с начала 1990 года в ряде стран стали происходить прямо-таки бросающие в дрожь чудеса.
Страшная напасть одно время обрушилась на жителей Ганы, Нигерии, Камеруна, Кот-д’Ивуара, Того. Там объявились злобные колдуны, одним прикосновением руки к прохожему вызывавшие резкое уменьшение его половых органов до смехотворных, никому (а тем более обществу) не нужных габаритов. В некоторых случаях еще несколько мгновений назад полные гордости, надменные мужчины превращались в жалких бесполых существ, напрочь лишаясь своих вызывавших зависть интимных достоинств, замаскированных одеждой. По-своему страдали от этого и женщины.
Печально было и то, что все эти столь кошмарные события развернулись на светлом фоне тотальной демократизации стран Черной Африки, когда в обиходе замелькали вещие слова: «цивилизация», «кондом», «рынок», «инфляция», «права человека», «гомосексуализм», «киллер», «рэкетир», «СПИД»…
— О времена, о нравы! У человека из-под брюк коварно хотят вырвать самое дорогое, — тоскливо сокрушался уличный продавец манго в центре Абиджана.
Более всего страдала от колдовского поветрия Нигерия. …
В ноябре 1990 года участились сообщения о том, что у нигерийских мужчин от чьего-то случайного прикосновения или сердечного рукопожатия стало пропадать то главное, чем они отличаются от особ прекрасного пола, а у этих самых особ столь же таинственным образом исчезали груди. Население крупнейшей по численности населения страны Африки взбудоражилось, да и в соседних республиках не скрывали озабоченности, поскольку эпидемия могла перекинуться подобно СПИДу и на их территорию.
Дело в том, что в Черной Африке, по обычаям предков, человек, не имеющий семьи или детей, считается неполноценным и замораживается на самом низком социальном уровне. Бездетных и холостяков там приравнивают к нечистой силе и презирают. В Нигерии, сожалела лагосская газета «Дейли таймс», суеверия не только не слабеют со временем, но, вопреки логике и рассудку, даже возводятся на новые неприемлемые высоты. Дело в том, что в Черной Африке, по обычаям предков, человек, не имеющий семьи или детей, считается неполноценным и вынужден терпеть презрительное отношение со стороны окружающих. С другой стороны, общеизвестно, что для лечения мужского бессилия колдуны широко практикуют использование такого средства, как фаллосы людей и животных. Иначе говоря, некая основа для беспокойства по данному поводу существовала.
Нигерийцы же, по словам лагосского журналиста Тунде Олуволе Аджани, «вообще славятся в Африке тем, что обладают свойством изводить себя по мелочам, делать из мухи слона, и наоборот». Прежде их нервировали слухи, что касанием руки колдуны превращают детей в коз, овец, ящериц, кошек или даже в клубни батата. Но это еще как-то чувствительные люди выносили. Африканцы, подобно русским, очень терпеливы. Но, когда угроза нависла над самым заветным для африканца — органами детотворства и деторождения, тут уж всякое терпение иссякло.
Бедствие началось с крупнейшего города — Лагоса, а потом поразило другие штаты. Любые суеверия в Африке имеют свои допустимые пределы, за которыми таятся трагедия, смерть. Творились странные вещи: людей сначала забивали до смерти, а затем, разобравшись, обнаруживали, что «колдун» убит, а «украденные» им органы у «жертвы» — на положенном месте.
В Абе жертвой «юстиции джунглей» пал покупатель, вздумавший поторговаться с продавцом текстиля. Недовольный ценами, он было продолжил путь по рынку, как торговец неожиданно заголосил, что после сердечного рукопожатия того клиента у него пропала «единственная радость пяти его верных супруг». Быстро собирающиеся в таких случаях граждане не стали снимать брюки с «потерпевшего» и проверять, действительно ли у него испарился «срам», а бодро, как на митинге в поддержку демократии, скандируя «Колдун! Колдун!», линчевали растерянного человека, которого не спасли робкие ссылки на невиновность.
В Лагосе у гостиницы «Меридиан» сторож Абу Али Махама, уроженец Джикуа (штат Борно), обвинил некоего Моруфа Лонча в колдовстве. Но хитроумный Моруф, изловчившись из последних сил, стащил со сторожа штаны, и толпа успокоилась, воочию убедившись в «выдающихся потенциях» Абу Али, которому и впрямь, как завистливо согласились очевидцы, было что терять. И гнев толпы обратился против обманщика Абу…
Вряд ли могло остудить страсти сообщение газеты «Панч»: «На прошлой неделе, говорят, в одном из районов Ибадана был задержан человек, у которого при обыске нашли связку припрятанных, высушенных фаллосов, один из которых ранее принадлежал белому человеку». Каждый обыватель, естественно, представил себе, что на месте пострадавших легко мог бы оказаться он сам.
В том же Ибадане таксист догнал только что расплатившуюся с ним пассажирку и обвинил ее в похищении его «мужской гордости». Набежавшая толпа обыскала женщину, обнаружила у нее почему-то показавшееся подозрительным кольцо и уже готовилась к расправе. От худшего ее выручили подоспевшие полицейские. Другой нигерийке, оказавшейся в подобной передряге, не повезло. Группа молодых бездельников обвинила ее в «хищении». У состоятельной по виду дамы отняли драгоценности, якобы имевшие магическую силу, а заодно и деньги, после чего «пострадавший» изнасиловал ее, дабы убедиться в не утраченной эффективности чудом возвращенного органа.
— Подозреваемым в похищениях половых органов тут же приписывают дьявольские чары, — рассказывал Тунде Олуволе Аджани. — В Ошоди я был очевидцем того, как один мужчина лет примерно сорока завопил, что у него украли его «мужское достоинство». К счастью, заподозренного успели спасти, а «обворованного» отконвоировали в туалет полицейского участка для обследования. Результаты не были оглашены, но из участка его вытолкнули энергичным пинком в зад.

Дело дошло до того, что в людных местах — на улицах, рынках, у автобусных остановок Энугу, Ябе, Ошоди, Иду-моте, Ориле, Аджегунле, Икедже, Оджоте и Мишуне стала привычной картина: мужчины, заботливо прикрывающие ладонью во время прогулки наглухо застегнутую ширинку (чтобы в случае чего закричать: «Караул! Пропал!»), и женщины, держащие руки на волнующихся грудях.
Власти Нигерии назвали слухи о похищении гениталий «происками смутьянов». Как заявил представитель федерального правительства Бартоломью, «в подобных сообщениях, равнозначных покушениям на законность и порядок, нет ни грана правды». Газеты писали о подпольном синдикате, который наживается на суевериях населения. Было замечено, что пик пропажи мужских половых органов совпал с избирательной кампанией в местные органы власти, а потом и в парламент. Надо полагать, кое-кому из кандидатов в муниципальные советники и депутаты очень хотелось сбавить до минимума активность избирателей в районах, где у них слабая опора. И действительно, кто же пойдет опускать бюллетень, если не уверен, что вернется домой полноценным мужчиной?
Во всех подробностях смаковалась байка о том, что в Ориле после собрания ячейки Социал-демократической партии один из активистов, заглянув по пути к любовнице, опростоволосился и был с позором изгнан ею. «Поздно хватился! Кастрат! В этой хижине живет приличная женщина и тебе тут делать больше нечего! Ступай к жене!» — грубо шумела она на весь квартал. Утверждают, что подобные несчастья постигли и нескольких других участников памятного собрания.
..
— Кто-то хочет отпугнуть избирателей, облегчить подтасовку итогов голосования, — сказал секретарь СДП профессор Дэвид Иорнем. — И в человеческом и в научном отношении невозможно украсть чей-то орган или часть тела.
Храбрый профессор вызвался быть «подопытным кроликом» для любого, кто приписывает себе чудодейственную способность лишить мужчину предмета его гордости (у некоторых порой единственное имущество).
— Пусть только придет ко мне и попробует присвоить мой пенис… Он сам без него останется!
Желающих попробовать не нашлось, да и, вообще, слухи постепенно пошли на убыль. Засучила рукава полиция. Как сообщил ее представитель Джордж Огар, было расследовано 150 инцидентов и не обнаружено никаких «утрат». Власти призвали граждан не спешить с самосудом, а доставлять «потерпевших» и «подозреваемых» в участки. Жалобы же типа «Посмотрите, как ужался!» в расчет не принимались. ..
Тревожные сообщения о мерзких проделках членовредителей вновь появились в январе 1997 года сразу в нескольких странах. Ряд газет в Аккре, Яунде и Лагосе оповестили, что у представителей сильной половины человечества опять ни с того ни с сего среди бела дня стали пропадать пенисы, а у дам соответственно — их детородные органы и груди. Большинство случаев было зафиксировано в густонаселенных кварталах, где в жуткой суете и толкотне всегда полное раздолье чародеям-мерзавцам. Как ядовитые скорпионы, поползли слухи, что злодеям достаточно похлопать вас по плечу, пожать руку или просто дотронуться и… Как в начале 90-х в Лагосе.
В Гане все уважающие себя люди стали ходить по улицам, благоразумно держась обеими руками за ширинку. Разъяренные толпы беспощадно расправлялись со «злыми волшебниками» по малейшему подозрению в совершении преступления. За короткий срок двенадцать человек пали жертвами самосудов в Аккре и Кумаси. Тридцатидевятилетний служащий фирмы «Компани д’алюминиум Вольта» Эбенезер Квапонг и его кузен Даниэль Лэмптей, отцы больших семей, были избиты и сожжены, после того как два подростка обвинили их в автобусе в вероломной краже сокровенных конечностей. В Такоради торговец обувью публично вменил бывшему военнослужащему в вину ужатие своего фаллоса. Ветерана едва вырвали из лап обезумевшей толпы.
Чудом избежал гибели нигериец из народа игбо Окечукву Энумереджи. На столичном рынке некий двадцативосьмилетний безработный Фрэнк Йебуа вдруг закричал, указывая на него пальцем: «Держите колдуна! Он украл мое мужское достоинство, единственную и самую дорогую мою частную собственность!»
Народ, не раздумывая, бросился мстить. На счастье Окечукву, поблизости оказались полицейские, разогнавшие «народных мстителей» выстрелами вверх.
К безутешному Йебуа оперативно подошел страж порядка и повелительно выругался: «А ну покажь!..» «Частная собственность» оказалась на месте, и безработного тотчас окольцевали в наручники, отвели в участок и там примерно отвалтузили. ..
В Абиджане заявлениями о подобных казусах оказались заваленными все местные участки полиции, которая, растерявшись, поначалу даже не знала, как подступиться к этому делу. …
В конце марта дело приняло серьезный оборот. Слухи о колдунах-бандитах ширились, гроздья гнева перезрели — и народному терпению пришел конец. В один из дней разбушевавшаяся толпа растерзала «уличенного» на месте преступления колдуна и, облив бензином, сожгла его тело. Другой подозреваемый был забит камнями до смерти. Один раз полиции удалось предотвратить самосуд, применив слезоточивый газ и дубинки для разгона толпы. За несколько дней жертвами расправ стали семь человек.
Министр внутренних дел и национальной интеграции Эмиль Констан Бомбе был вынужден призвать население к спокойствию. .. Однако никакие демарши политиков и представителей правоохранительных органов не были способны утешить пострадавших и их супругов. Некий Теодор из района Кокоди, заливаясь слезами, выдавил: «Я бы ничего не пожалел, чтобы Он отрос снова». Когда же его принудили спустить брюки, к его огромной радости, но к гневу стражей закона, Теодор оказался столь же здоровым, что и испанский бык перед очередной корридой. Бедного Теодора судили.
Как всегда, в столь критический момент истории подскочил спрос на талисманы и амулеты. Ивуарийцы не выходили на улицу, не нацепив защитный талисман или не обратившись к «лечащему» шаману.
Есть ли какие-либо основания у возникшего психоза вокруг потери мужского достоинства? И да, и нет — мнения резко расходятся. Для одного эксперта стоны о мистических исчезновениях пенисов сродни недавним предупреждениям к жителям Абиджана «не подбирать обнаруженные портфели — иначе внезапно обратишься в птичку».
Другие специалисты отвечают так: основания есть, но отчасти. Не секрет, что в этой части Африки ампутированные чужие пенисы нередко заботливо высушиваются и используются для повышения собственной энергетики и приобретения за счет другого человека некоторых необходимых телесных и нравственных качеств, а также при специальных обрядах вуду.
…Некоторые медицинские эксперты, выступая по радио Ганы, несколько вульгарно связали данный феномен также со внезапным страхом, который ведет к сокращению membre virilis до мизерных размеров. «Когда вас охватывает страх, ваш фаллос сам собой сокращается, — остроумно разъяснил населению один из врачей. — У страха глаза велики, а другие органы мизерны»…
Впрочем, причиной внезапного трагического бессилия бывает также незнание обычая или пренебрежение им. Так, во время свадьбы кабаки (короля) Буганды в Уганде существует запрет на любовные утехи. Предание гласит, что нарушителя этого табу в один прекрасный день боднет козел и мужчина тут же станет импотентом. Молодежь подсмеивается над стариками, но на всякий случай блюдет обычай.
На что только не идут африканцы, чтобы блеснуть своей мужской силой! «Лучше мы умрем от СПИДа, чем будем ограничивать себя в сексе», — резко ответили представители народа тонга в Зимбабве на призывы правительства к осмотрительности в интимной жизни. Своему депутату в парламенте Джонатану Чанденгенде они поведали, что не собираются отказываться от освященных веками обычаев рано вступать в брак и иметь посильное число жен.
Тонга славятся в Зимбабве как «лучшие мужчины» благодаря глубокому знанию лекарственных трав. В свой ежедневный рацион питания они включают настои трав, зовущих к любовным утехам. Именно любвеобильность привела к тому, что тонга более всех страдают «чумой XX века» и сотнями умирают от нее, включая вождей, которые должны подавать добрый пример подданным.
Стоит попутно упомянуть, что в Южной Африке, Зимбабве, Либерии, Сьерра-Леоне и других странах колдуны издавна использовали чужие фаллосы для повышения потенций своих постоянных платежеспособных клиентов. В мае 1990 года полиция ЮАР арестовала в Умтате мужчину и женщину, у которых обнаружили отрезанный пенис. Я был приглашен на обещавший стать интересным процесс, но не смог побывать на нем, так как его отложили до установления личности прежнего владельца данного органа.
Злые колдуны все же не в почете в Африке. И порой, чтобы отречься от них, некоторые отважные мужчины жертвуют самым дорогим, что только у них есть. В конголезской деревушке Гамбомба торговец Нкаба решил покончить с собой, узнав, что его любимый дядя — колдун. После того как дядю убили жители соседней деревни, обвинив в сатанинских чарах, Нкаба пригласил домой сестру, попросив удостовериться в его добровольном уходе в мир иной. Он достал нож с широким лезвием, который в Африке заменяет серп, и рубанул им по «зизи», как в Конго именуют предмет мужской гордости. К счастью, его зловещий замысел не удался. Орудие самоубийства, как пояснила газета «Шьен экразе», оказалось тупым. Взвыв от боли, камикадзе упал без чувств. Сестра и сбежавшиеся на вопль соседи доставили мученика в больницу.
В конце 80-х в Лусаке был популярен добрый нанга (знахарь) Альфред Нава. Его сиявшую синими, зелеными и белыми тонами палатку хорошо знали в столице Замбии. Травами, корнями и корой Нава лечил «веселые болезни», половое бессилие, бесплодие, другие недуги. Чтобы помирить решивших развестись супругов, он давал им крем «каненга». Они втирали его себе в лоб, повторяя имя любимого человека, — и любовь возвращалась. Колючка кустарника рукато (спаржа африканская), вдетая в волосы юноши, гарантировала ему благосклонное внимание красивых девушек. Настой из музаваравашавы (кассипуреи) обеспечивал рождение мальчика. Порошок из ядовитого дерева мутейо (род эритропалум), закопанный возле дома, оберегал семью от злых духов.
— Я против причинения зла кому-либо! — говорил он. — Я собираю растения и готовлю из них лекарства, любовные напитки. Этот коричневый порошок из корня растения мушакашела лечит сифилис и бесплодие в два-три дня. От полового бессилия избавляет смесь из коры и корня мутототы. Женщина, которая носит чилеши, пояс из растительных волокон и трав, никогда не забеременеет.
— А это что? Наркотик? — я показал на нечто похожее на табак.
— Табак из коры дерева мпето, — засмеялся он. — Девушка или юноша, желающие жениться, курят его и произносят вслух желанное имя. Их мечта сбывается.
Кое-какие секреты открыл мне колдун Ямбо в деревне близ Уагадугу.
— Какие пилюли или укол помогут страдающему трусостью? — спросил он. — А я помогу. Гены смелости выработает в крови больного заячье сердце. От невезения я пропишу язык обезьяны. Перед важным испытанием придаст уверенность хвост буйвола. Человек не в состоянии предвидеть будущее. Это легко поправить с помощью печени и легких вороны. Вы плохо ориентируетесь на местности? Несколько глотков молока антилопы — и вы выберетесь из Сахары. От идущей вам во вред чрезмерной доброты и великодушия поможет сердце льва. А в любви — его детородный орган. Я могу исправить изъяны в характере, отклонение от нормы некоторых чувств, выровнять ритмы организма. Но лекарство принесет больше пользы, если человек добудет его сам.
Закон запрещает колдовство. В Замбии запрещены колдовские составы из черепов леопардов, кожи питона, голов ядовитых змей, высушенных органов человека. Через суды Зимбабве в 1980 году прошло 500 дел о колдовстве.
«Колдовство — давний отвратительный грех, — пишет харарская газета «Санди мейл». — Говорят, колдун, передвигающийся на метле, гиенах и бабуинах, может опутать чарами свою жертву, заставить ее действовать по своей воле или наслать на нее неизлечимую болезнь».
Однако колдовство неискоренимо. Порой ученые и министры не таят веру в его силу. Профессор Университета Зимбабве Гордон Чавундука как-то лаконично заявил: «Колдуны и ведьмы существуют. С этим глупо не считаться». И никто не возразил ему.
.. На родине баобабов ни один серьезный, уважающий себя политик, а тем более вождь или президент, не станет, подобно бывшему кандидату в президенты США Бобу Доулу, рекламировать на своем примере знаменитую ныне виагру. Хвастаться напоказ в Африке, что ты — импотент, — все равно что положить голову в пасть голодному крокодилу или заснуть перед подошедшей гиеной, проще говоря, поставить точку на своей лидерской карьере.
— Импотенция на Черном континенте — признак старческого одряхления, болезни, а больной, немощный вождь — не вождь, а сплошное недоразумение, — пояснил мне Траоре.
По утрам любимые жены вождя — я свидетель тому — ходят по деревне и преднамеренно расхваливают любовные достоинства супруга — да в таких подробностях, от которых ваше лицо мгновенно окрашивается густым румянцем. Даже если сдающий позиции вождь отваживается обратиться к знахарю, чтобы всеми правдами и неправдами гальванизировать свое орудие любви, то делает это под самым страшным секретом…
Как-то в Мозамбике один доброжелательный старик, проникшись ко мне доверием, принялся уговаривать меня в пользу орехов кешью:
— Чудный, прямо-таки волшебный плод. Плод богов и вождей! Увеличивает мужскую силу в прямом и переносном смысле! Особенно в молодости! — вводил он меня в курс дела лаконичными спартанскими фразами.
Я было хотел из любознательности спросить, какой смысл увлекаться им в молодости, но вовремя одернул себя: стариков в Африке только слушают, но не перечат им.
— Возьми нашу деревню. Вон Самора специально наестся кешью и демонстративно расхаживает по улице в брюках, которые можно носить, а можно и вообще не носить — почти никакой разницы не замечаешь. Гордый мужик. Женщины на него заглядываются. ..
Еще совсем недавно детей высокопоставленных родителей на Черном континенте готовили в вожди опытные знахари-кудесники. На юге чудотворцы-сангомы (знахари) или иньянги (колдуны) у коса или зулусов давали пациентам орехи кола, настои горьких трав или ворожили на высушенных гениталиях слона, чтобы удлинить хотя бы на несколько сантиметров мужское достоинство подопечного.
У других народов Африки, например среди карамоджонг в Уганде или шеллук в Судане, распространен обычай с раннего детства привязывать к половому органу не обременяющих себя ношением одежды мальчиков камень весом до 500–600 граммов. У сенегальских волоф и многих племен Западной Сахары практикуется болезненная операция вживления в головку пениса окатышей гальки.
Не всегда, кстати говоря, можно с детской наивностью, прямолинейно обсуждать с африканцами проблемы, связанные с фаллосом. Сюзан Сейдман и Шарон Уайт создали на свои деньги в ЮАР просветительский центр по профилактике СПИДа. На уроках, где они учили применению наглядных пособий в пропаганде безопасного секса, царила атмосфера раскованности и доверительности. Но вот что примечательно — оказались непригодными попытки использовать предметы, похожие по форме на мужской половой орган. Тогда решили изготовить пластмассовый муляж. Слушатели курсов боялись его как огня и не воспринимали как учебное пособие именно из-за его «схожести и угрожающего вида».
— В результате долгих поисков мы поняли, что этот «предмет» должен быть деревянный и не иметь «очевидно выраженную» сексуальность, — пояснила Ш. Уайт. — Теперь даже многие женщины преодолели психологический барьер и к концу занятий уже прекрасно справляются с заданиями и не испытывают «боязни» деревянного муляжа.
Так что правы те, кто утверждает, что ко всему надо подходить творчески. И с тактом, добавим мы.