*****29 мая родился Гилберт Честертон*****

29 мая родился Гилберт Кит Честертон (29 мая 1874 — 16 июня 1936) — английский христианский мыслитель, поэт, журналист и писатель конца XIX — начала XX веков. Выдающийся представитель детективного жанра. Честертон прославился серией рассказов о священнике-детективе отце Брауне. Рыцарь-командор со звездой ватиканского ордена Святого Григория Великого, Честертон — одна из вершин английской литературы, которую почти не замечали в советское время. Наряду с Оскаром Уайльдом и Бернардом Шоу, один из самых интересных британских авторов афоризмов и парадоксов.
Честертон был большим человеком, его рост составлял 1 метр 93 сантиметра, и весил он около 130 килограммов. Честертон часто шутил над своими размерами. Во время Первой мировой войны девушка в Лондоне задала ему вопрос почему он не на фронте; Честертон ответил: «Если вы обойдёте вокруг меня, то увидите, что я там»
В другом случае он разговаривал со своим другом Бернардом Шоу: «Если кто-нибудь посмотрит на тебя, то подумает, что в Англии был голод».
Шоу ответил: «А если посмотрят на тебя, то подумают, что ты его устроил».
Однажды при очень сильном шуме Сэр Пэлем Грэнвил Вудхауз сказал: «Как будто Честертон упал на лист жести».
Честертон часто забывал, куда он должен был пойти, случалось, пропускал поезда, на которых должен был ехать. Несколько раз он писал телеграммы своей жене Фрэнсис Блогг не из того места, где он должен был быть, такого содержания: «Я на Маркет Харборо. Где я должен быть?». На что, она ему отвечала: «Дома».
Эх, приятно все-таки, рассказывать о таком необычном, во всех отношениях, человеке.


Замечательные, часто парадоксальные, но при этом удивительно точные, афоризмы Честертона:
**
Вы никогда не докажете своему собеседнику, что синий цвет лучше зеленого, зато вы можете так хватить его по голове, что он увидит все цвета радуги.
**
Если вы не испытываете желания преступить хоть одну из десяти заповедей, значит, с вами что-то не так.
**
Библия велит нам любить наших ближних, а также — наших врагов; вероятно, потому, что по большей части это одни и те же люди.
**
Тот азарт, с которым люди гонятся за наслаждением, и есть лучшее доказательство того, что они не в состоянии его обрести.
**
Пей, когда ты счастлив, и ни в коем случае не пей, когда ты несчастлив.
**
Легко быть безумцем; легко быть еретиком. Легко быть трудным человеком, но очень тяжело быть легким.
**
Нетрудно понять, почему легенда заслужила большее уважение, чем история. Легенду творит вся деревня — книгу пишет одинокий сумасшедший.
**
Стремление к свободной любви равносильно желанию стать женатым холостяком или белым негром.
**
О вкусах не спорят: из-за вкусов бранятся, скандалят и ругаются.
**
Хорошего человека узнать легко: у него печаль в сердце и улыбка на лице.
**
Литература и беллетристика — вещи совершенно разные. Литература лишь роскошь, беллетристика — необходимость.
**
Одному великому средневековому философу принадлежит мысль о том, что все человеческие беды происходят от того, что мы наслаждаемся тем, чем следует пользоваться, и пользуемся тем, чем следует наслаждаться. Именно этим и занимается абсолютное большинство современных философов. В результате они готовы пожертвовать счастьем ради прогресса, тогда как только в счастье и заключается смысл всякого прогресса.
**
Раз человек учится играть в свое удовольствие, почему бы ему не научиться думать в свое удовольствие?
**
Мы сами заводим друзей, сами создаем врагов, и лишь наши соседи — от Бога.
**
Роман, в котором нет смертей, кажется мне романом, в котором нет жизни.
**
Современный город уродлив не потому, что это город, а потому, что это джунгли…
**
Самый несчастный человек на свете — это атеист, он видит морской закат, и ему некому сказать спасибо за эту красоту.
**
Христианство всегда немодно, ибо оно всегда здраво, а любая мода в лучшем случае — легкая форма безумия.
**
Вполне вероятно, ложью можно послужить религии, но я твердо уверен, что богу ложью не послужишь.
**
Друзья тебя любят таким, какой ты есть; жена тебя любит и хочет сделать из тебя другого человека.
**
Если вы не поняли человека, вы не имеете права осуждать его, а если поняли, то, вполне возможно, не пожелаете этого делать.
**
В великом произведении всегда содержится простейшая истина в расчете на простейшее прочтение.
**
Часто бывает, что плохие люди руководствуются хорошими побуждениями, но еще чаще, наоборот, хорошие люди — плохими побуждениями.
**
Волшебные истории – это больше, чем правда: не потому, что они лгут, будто драконы существуют, а потому, что утверждают, что дракона можно победить.
**
Не надо думать, что та или иная мысль не приходила великим в голову: она приходила и находила там много лучших мыслей, готовых выбить из нее дурь.
**
Заниматься политикой — все равно что сморкаться или писать невесте. Это надо делать самому, даже если не умеешь.
**
Человечество — это не табун лошадей, которых мы должны накормить, а клуб, в который мы должны записаться.
**
Воспитание детей всецело зависит от отношения к ним взрослых, а не от отношения взрослых к проблемам воспитания.
**
От глаз к сердцу проложена дорога, которая не проходит через интеллект.
**
Только тот, кто ничего не смыслит в машинах, попытается ехать без бензина; только тот, кто ничего не смыслит в разуме, попытается размышлять без твердой, неоспоримой основы.
**
Скорость, как известно, познается в сравнении: когда два поезда движутся с одинаковой скоростью, кажется, что оба стоят на месте. Точно так же и общество: оно стоит на месте, если все члены его носятся как заведенные.
**
Всякий консерватизм основывается на том, что если все оставить как есть, все останется на своих местах. Но это не так. Если хотя бы одну вещь оставить на своем месте, она претерпит самые невероятные изменения.
**
Золотое пpавило этики — в том, что нет золотого пpавила… То, что нет золотого пpавила, — тоже пpавило, только не золотое, а железное.
**
Я хочу любить ближнего не потому, что он — я, а именно потому, что он — не я. Я хочу любить мир не как зеркало, в котором мне нравится мое отражение, а как женщину, потому что она совсем другая.
**
Растущая потребность в сильном человеке — неопровержимый признак слабости.
**
Дело не в том, что мир стал гораздо хуже, а в том, что освещение событий стало гораздо лучше.
**
Каждый хочет, чтобы его информировали честно, беспристрастно, правдиво — и в полном соответствии с его взглядами.
**
Именно в серьезности более всего проявляется легкомыслие нашего общества, которое давно разучилось смеяться над собой.
**
Существует много неверных мнений о дружеском разговоре, тем более — о задушевной беседе. Люди редко говорят правду, когда они, даже скромно, говорят о себе; но многое открывают, когда говорят о чем-нибудь ином.
**
Благородные люди позвоночные: мягкость у них сверху, твердость — глубоко внутри. А нынешние трусы — моллюски: твердость у них снаружи, внутри мягко.
**
Зло подкрадывается, как болезнь. Добро прибегает запыхавшись, как врач.
**
Безумными могут быть приключения, герой же должен быть разумным.
**
Путешественник видит то, что видит; турист видит то, что приехал увидеть.
**
Газеты не просто сообщают новости, но еще все подают в виде новостей.
**
Жизнь серьезна всегда, но жить всегда серьезно — нельзя.
**
Смеяться можно над чем угодно, но не когда угодно. Мы шутим по поводу смертного ложа, но не у смертного ложа.
**
Музыка во время обеда — это оскорбление и для повара, и для скрипача.
**
По-настоящему трусливы только те мужчины, которые не боятся женщин
**
Юмор с трудом поддается определению, ведь только отсутствием юмора можно объяснить попытки определить его.
**
Мы так погрязли в болезненных предубеждениях, так уважаем безумие, что здравомыслящий человек пугает нас, как помешанный.
**
Я никогда не принимал всерьез свои книги, но принимаю всерьез свои мнения.
**
Род людской, а к нему относится немалая толика моих читателей, от века привержен детским играм и вовек не оставит их, сердись не сердись те немногие, кому почему-либо удалось повзрослеть.
**
В храбрости есть явное противоречие: сильное желание жить, принявшее форму готовности умереть.
**
Если пилот верит в бессмертие, то жизнь пассажиров в опасности.
**
Существует большая разница между человеком, который хочет прочесть книгу, и человеком, которому нужна книга, чтобы почитать.
**
Критики пренебрегают мудрым советом не бросаться камнями, если живешь в оранжерее.
**
Для детской натуры пессимиста каждая смена моды — конец света.
**
Анархия и творчество едины. Это синонимы. Тот, кто бросил бомбу, — поэт и художник, ибо великое мгновение для него превыше всего.
**
Архитектура — это азбука гигантов, величайшая система видимых символов, когда-либо созданная.
**
Бедные бунтовали иногда и только против плохой власти; богатые — всегда и против любой.
**
Без образования нам угрожает ужасная, смертельная опасность — воспринимать образованных людей всерьез.
**
Безумными могут быть приключения, герой же должен быть разумным.
**
Благотворительность — способность защитить то, что незащитимо.
**
В великих битвах нередко побеждают побежденные. Те, кого побеждали к концу боя, торжествовали в конце дела.
**
В девяти случаях из десяти любовника жены больше всех ненавидит сама жена.
**
В женщине больше непосредственной, сиюминутной силы, которая зовется предприимчивостью; в мужчине больше подспудной прибереженной силы, которая зовется ленью…
**
В любви заимодавец разделяет радость должника.
**
В многообразии и жестокости этических запретов проявляются крайняя моральная неразборчивость и ханжество.
**
В упоении победой забываются ошибки и возникают крайности.
**
Возможна только одна биография — автобиография; перечень же чужих поступков и эмоций — не биография, а зоология, описание повадок диковинного зверя.
**
Вся разница между созданием и творением сводится к следующему: создание можно полюбить лишь уже созданным, а творение любят еще несотворенным.
**
Высшая цель путешествия не в том, чтобы увидеть чужую страну, а в том, чтобы увидеть свою страну как чужую.
**
Дело не в том, что они не способны увидеть решение. Дело в том, что они не могут увидеть проблему.
**
Демократия означает правление необразованных, аристократия — правление плохо образованных.
**
Демократы ратуют за равноправие при рождении. Традиция выступает за равноправие после смерти.
**
Для детской натуры пессимиста каждая смена моды — конец света.
**
Если женщина станет товарищем, вполне возможно, что ей по товарищески дадут коленкой под зад.
**
Если что либо действительно стоит делать, стоит делать это и плохо.
**
Есть только три вещи на свете, которых женщины не понимают: это Свобода, Равенство и Братство.
**
Журналистика — это когда сообщают: «Лорд Джон умер» людям, которые даже не знали, что лорд Джон жил.
**
Издеваясь над ограниченностью, мы сами подвергаемся серьезной опасности сделаться ограниченными.
**
Классиком мы называем писателя, которого можно хвалить не читая.
**
Когда говорят, что нельзя ругать англо-бурскую войну, пока она не кончилась, не стоит даже отвечать; с таким же успехом можно говорить, что нельзя преграждать матери путь к обрыву, пока она не свалилась.
**
Когда человечество уже не производит на свет счастливых людей, оно начинает производить оптимистов.
**
Любовь не ослепляет, куда там! — любовь связывает, и чем крепче ты связан, тем яснее видишь.
Любовь, по природе своей, сама связывает себя, а институт брака лишь оказал рядовому человеку услугу, поймав его на слове.
**
Люди боятся скелета человеческого. На самом же деле страх перед скелетом совсем не страх смерти. Человек, к стыду своему и славе, не так страшится смерти, как унижения. А скелет напоминает ему, что внутри он бесстыдно смешон и довольно уродлив.
**
Люди обычно ссорятся потому, что не умеют спорить.
**
Материалисты и сумасшедшие не знают сомнений.
**
Многим кажется, что женщины привнесли бы в политику кротость или чувствительность. Но женщина опасна в политике тем, что она слишком любит мужские методы.
**
Мы шутим по поводу смертного ложа, но не у смертного ложа.
**
Нельзя восхищаться тем, в чем нет завершенности. Потому и не овладевали ни одной толпой идеи о постепенном нравственном изменении или прогрессе, ведущем неведомо куда.
**
…Нет на свете человека, который мог бы прожить, ни разу не погрузившись в фантазии, ни разу не отдавшись воображению, романтике жизни, ибо в мечтаниях он обретает тот приют, в котором ум его найдет отдохновение.
**
Никогда не ломайте забор, не узнав, зачем его поставили.
**
Ничто не наводит в наш век большего уныния, чем увеселения.
**
Нужно научиться быть счастливым в минуты отдохновения, когда помнишь о том, что ты жив, а не в минуты бурной жизнедеятельности, когда об этом забываешь.
**
О безумце можно сказать все, что угодно, кроме того, что действия его беспричинны. Наоборот, сумасшедший во всем усматривает причину.
**
О законах принято говорить, как о чем-то холодном и стеснительном. На самом же деле только в диком порыве, обезумев и опьянев от свободы, люди могут создавать законы.
**
О самом сокровенном рассказывают только совершенно чужим людям.
**
Обычное мнение о безумии обманчиво: человек теряет вовсе не логику; он теряет все, кроме логики.
**
Они (современные философы) подчиняют добро целесообразности, хотя всякое добро есть цель, а всякая целесообразность — это не более чем средство для достижения этой цели.
**
По настоящему трусливы только те мужчины, которые не боятся женщин.
**
Победа над варварами. Эксплуатация варваров. Союз с варварами. Победа варваров. Такова судьба империи.
**
Простые люди всегда будут сентиментальны — сентиментален тот, кто не скрывает свои сокровенные чувства, кто не пытается изобрести новый способ их выражения.
**
Я пришел к выводу, что оптимист считает хорошим все, кроме пессимиста, а пессимист считает плохим все, кроме себя самого.
**
Психоанализ — это исповедь без отпущения грехов.
**
Путешествия развивают ум, если, конечно, он у вас есть.
**
Речь нуждается в захватывающем начале и убедительной концовке. Задачей хорошего оратора является максимальное сближение этих двух вещей.
**
Свобода — это художник в человеке…
**
Следовать традиции значит отдавать свои голоса самой загадочной партии — партии наших предков.
**
Сноб уверяет, что только на его голове настоящая шляпа; резонер настаивает, что только под его шляпой настоящая голова.
**
Современному миру не суждено увидеть будущее, если мы не поймем: вместо того, чтобы стремиться ко всему незаурядному и захватывающему, разумнее обратиться к тому, что принято считать скучным.
**
Спешка плоха уже тем, что отнимает очень много времени.
**
Старайтесь сохранять чувство меры и — чувство юмора!
**
Счастлив тот, кто сберег детскую непосредственность — такой человек спасает не только собственную душу, но и жизнь.
**
Терпимость — добродетель людей без убеждений.
**
Только та религия хороша, над которой можно подшучивать.
**
У лорда Айвивуда был недостаток, свойственный многим людям, узнавшим мир из книг, — он не подозревал, что не только можно, но и нужно что-то узнать иначе.
**
Убийца убивает человека, самоубийца — человечество.
**
Факт — это то, чем человек обязан миру, тогда как фантазия, вымысел — это то, чем мир обязан человеку.
**
Фанатик — тот, кто воспринимает всерьез собственное мнение.
**
Хороший роман говорит правду о своем герое, плохой — о своем авторе.
**
Христианин действительно хуже язычника, испанец — хуже индейца и даже римлянин хуже карфагенянина, но только в одном смысле. Он хуже потому, что его прямое дело — быть лучше.
**
Человек может претендовать на ум, но претендовать на остроумие он не может.
**
Честный бедняк может иногда забыть о своей бедности. Честный богач никогда не забывает о своем богатстве.
**
Страдание своим страхом и безысходностью властно влечет к себе молодого и неискушенного художника подобно тому, как школьник изрисовывает тетради чертями, скелетами и виселицами.
**
Из не менее интересной поэзии Честертона:
ЧТО ТАКОЕ ЛЯПС?
 .
Что значит Ляпс? Об этом спор
Идет в науке до сих пор.
«Ляпс вызывает передряги», —
Считает доктор Ян из Праги.
 .
Как утверждает мистер Берд
(Авторитетнейший эксперт),
Его укус весьма опасен;
Профессор Кранц с ним несогласен.
 .
Граф Лански пишет: «Ляпс возник
Из грязи». (Граф — большой шутник!)
Но что имел в виду Минотти,
Заметив: «Он скрипит в полете»?
 .
Так что такое Ляпс? — Вопрос!
Жук? Рыба? Редкостный невроз?
Иные говорят, что это —
Коктейль, другие — что планета.
 .
Я тысячу ночей не спал,
Я гору книжек истрепал.
О небеса! О боже правый!
Кто даст ответ мне нелукавый?
**
ПОСВЯЩЕНИЕ
Э. К. Б.
 .
Мы были не разлей вода,
Два друга — я и он,
Одну сигару мы вдвоем
Курили с двух сторон.
 .
Одну лелеяли мечту,
В два размышляя лба;
Все было общее у нас —
И шляпа, и судьба.
 .
Я помню жар его речей,
Высокий страсти взлет,
Когда сбивался галстук вбок,
А фалды — наперед.
 .
Я помню яростный порыв
К свободе и добру,
Когда он от избытка чувств
Катался по ковру.
 .
Но бури юности прошли
Давно — увы и ах! —
И вновь младенческий пушок
У нас на головах.
 .
И вновь, хоть мы прочли с тобой
Немало мудрых книг,
Нам междометья в трудный час
Приходят на язык.
 .
Что нам до куколок пустых! —
Не выжать из дурех
Ни мысли путной, сколько им
Ни нажимай под вздох.
 .
Мы постарели наконец,
Пора и в детство впасть.
Пускай запишут нас в шуты —
Давай пошутим всласть!
 .
И если мир, как говорят,
Раскрашенный фантом,
Прельстимся яркостью даров
И краску их лизнем!
 .
Давным-давно минули дни
Унынья и тоски,
Те прежние года, когда
Мы были старики.
 .
Пусть ныне шустрый вундеркинд
Влезает с головой
В статистику, и в мистику,
И в хаос биржевой.
 .
А наши мысли, старина,
Ребячески просты;
Для счастья нужен мне пустяк —
Вселенная и ты.
 .
Взгляни, как этот старый мир
Необычайно прост, —
Где солнца пышный каравай
И хороводы звезд.
 .
Смелей же в пляс! и пусть из нас
Посыплется песок, —
В песочек славно поиграть
В последний свой часок!
 .
Что, если завтра я умру? —
Подумаешь, урон!
Я слышу зов из облаков:
«Малыш на свет рожден».
Переводы Г. Кружкова
**
БАЛЛАДА О ДИКОВИНАХ
 .
Есть в Девоншире человек с рогами;
Есть в Дувре тип, что кушает металл;
Был бильярдист искусный в Ноттингаме,
Что в полной темноте шары катал;
А друг мой в спальне у себя застал
Медведицу, сбежавшую из клетки,
По кличке Крошка Нелл… Вот был скандал!
Но случаи такие очень редки.
 .
Один мужлан протопал сапогами
В отель «Савой» и, оглядевши зал,
Заметил вслух, что в этаком бедламе,
Пожалуй, он давненько не бывал.
Директор школы раз оштрафовал
Сиятельного герцога, чьи детки
Не знали букв на самый низкий балл, —
Но случаи такие очень редки.
 .
Бывают люди славные меж нами:
И Жанна Д’Арк, и Нельсон-адмирал,
Рыбак, что в озере за камышами
Акулу встретил — и не заорал;
Аристократ, что продавать не стал
Остатки склепа, где истлели предки
(Деяние, достойное похвал!), —
Но случаи такие очень редки.
 .
Посылка
Принц, есть на свете принцы, я слыхал —
Фамильных древ прекраснейшие ветки —
Чью власть благословляют стар и мал;
Но случаи такие очень редки!
Перевод М. Бородицкой
**
Эссе Честертона:
Сказки Толстого
(сокращенно)
В определенном смысле можно сказать, что на свете есть странный закон: чем цивилизованней мы становимся, тем больше в нас простоты. Чем пристальней и глубже мы вглядываемся в предметы, тем сильней сливается все, объединяется чем-то общим, и, наконец, мир предстает нам впервые единым, удивительным и новым.
Все великие писатели нашей эпохи пытаются так или иначе восстановить связь с простотою или (по неточному и модному выражению) вернуться к природе. Одни считают, что для этого надо полностью отказаться от вина, другие — что надо пить больше, чем влезет. Одни хотят перековать мечи на орала, другие — перековать орала на плохие штыки.
Для ура-патриота просто и естественно убивать других пулями, себя джином. Для гуманного террориста — убивать других динамитом, себя — вегетарианством. Наверное, меня сочтут мещанином, если я скажу, что все наши призывы к простоте не так уж просты — ведь для того, чтоб убедить себя или других, приходится исписывать целые тома хитроумнейшими доводами.
Как бы то ни было, величие наших дней в том и состоит, что все как один идут к простоте по той или иной дороге. Ибсен возвращается к ней по твердым плитам факта, Метерлинк — по вечной тропе сказки. Чтобы достигнуть простоты, Уитмен призывает нас принять как можно больше, Толстой — призывает как можно больше отбросить.
Героические попытки вернуться к простоте немного напоминают попытки котенка изловить свой хвост. Кошачий хвост несложен и красив, мягок на ощупь и приятно изогнут; однако есть у него немаловажное свойство — он сзади. Трудно отрицать, что в другом месте это уже был бы не совсем хвост. Так и природа; вся ее суть, вся тайна — в том, что ей положено быть за нашей спиной. …Все величие природы — в том, что она всесильна и невидима; в том, что она, скорее всего, правит нами именно тогда, когда мы о ней не думаем. «Лица моего не можно тебе увидеть», — сказал Господь пророку. ..
Именно эти соображения почти сводят на нет вдохновенные призывы к простоте и громовые поучения Толстого. Мы чувствуем, что бороться со сложностью — недостаточно, чтобы стать простым; более того, в светлые минуты мы постигаем, что простым вообще невозможно стать. Осознанная простота, быть может, сложнее самой роскоши. И роскошь, и пышность нередко бывали простыми в самом прямом смысле слова; их порождала почти детская восприимчивость души, им предавались люди, имеющие очи, чтобы видеть, и уши, чтобы слышать….
Любой сборник толстовских сказок призван проповедовать именно эту, аскетическую сторону его творчества. В одном, самом глубоком смысле все книги Толстого — искренний и благороднейший призыв к простоте. Сейчас отшумели споры о том, должен ли писатель учить. На самом деле писатель учит не столько продуманными и выспренними фразами, выражающими, как он считает, его взгляды, сколько всей атмосферой книги, предметами, пейзажем, одеждой, языком — короче, всем тем, о чем он почти или совсем не думал.
Высокое, истинное искусство отличается от ремесленных прописей тем, что у плохой книги есть мораль, а хорошая книга — мораль сама по себе. Великое, истинное учение Толстого пропитывает все его книги, хотя сам он, быть может, о нем не знает и даже не согласен с ним. Холодный, белый свет утра освещает его сказки; герои по-народному просто ЗОВУТСЯ «один человек» и «одна женщина»; так и чувствуешь, с какой любовью (я чуть не сказал «с каким вожделением») относится он к простым и грубым веществам, наслаждается твердостью дерева или вязкостью глины и как просто он верит в исконную доброту рода человеческого.
Вот это и учит нас. Когда же мы натыкаемся на неистовые и нелепые нравоучения, когда Толстой призывает нас к неприятной бесполости и недостойной беззубости, когда он разрубает человеческую жизнь на мелкие пороки, презирает мужчин, детей и женщин во имя человечества, ухитряется совместить малодушное чистоплюйство с фанатичным упорством — мы озадаченно спрашиваем, куда же делся Толстой. Мы просто не знаем, как нам быть с беспокойным крохобором, который занял один уголок великого человека.
Нелегко примирить великого писателя с желчным поборником преобразований. Нелегко поверить, что тот, кто умеет так живописать достоинства и прелесть повседневной жизни, считает злом великое действие, благодаря которому жизнь не прекратилась на земле. Нелегко поверить, что тот, кто так бесстрашно и честно показал нам нестерпимую обездоленность бедных, пилит их за любую из их жалких радостей, от ухаживания до табака…

Биография
Честертон родился 29 мая 1874 года в лондонском районе Кенсингтон , в семье среднего достатка. Эдвард, его отец, которого Честертон описал как «безмятежного шутника со множеством увлечений», был агентов по продаже недвижимости. Мария-Луиза, его мать, была франко-шотландского происхождения. Честертон выучился читать, когда ему пошел девятый год, но впоследствии он мог цитировать целые отрывки из книг по памяти. Получил начальное образование в школе Святого Павла. Затем учился изобразительному искусству в художественной школе Слейда, чтобы стать иллюстратором, также посещал литературные курсы в Университетском колледже Лондона, но не закончил обучение. В 1893 Честертон испытал кризис скептицизма и депрессии. В это время он экспериментировал со спиритическими сеансами и интересовался колдовоством. Вывело его из кризиса возвращение к христианству и ухаживание за его будущей супругой Фрэнсис Блогг, на которой он женился в 1901 году. С ней он проживёт всю свою жизнь. В 1895 году Честертон покинул Юниверсити-колледж не получив степени и работал у лондонского издалея Редвея и Т.Фишера Анвина (1896-1902). В 1902 ему доверили вести еженедельную колонку в газете Daily News, затем в 1905 Честертон начал вести колонку в The Illustrated London News, которую вёл на протяжении 30 лет.
Честертон рано проявил большой интерес и талант к искусству. Он планировал стать артистом, и его писательское видение показывает умение преобразовывать абстрактные идеи в конкретные и запоминающиеся образы. Даже в его беллетристике осторожно скрыты притчи.
Честертон любил дебаты, поэтому часто проходили дружеские публичные споры с Бернардом Шоу, Гербертом Уэллсом, Бертраном Расселом, Кларенсом Дарроу. Согласно его автобиографии, он и Бернард Шоу играли ковбоев в немом кино, которое никогда не было выпущено.
В 1909 году Честертон переехал вместе с женой в Бэконсфильд, деревню в 25 милях к западу от Лондона, и продолжал энергично писать, выступать с лекциями и путешествовать. В 1914 году он претерпел физическое и нервное истощение. После Первой мировой Честертон становится лидером движения дистрибутистов, а затем – президентом лиги дистрибутистов, распространяя идею о том, что частная собственность должна быть поделена на минимально возможные формы, а затем распределена в обществе. В своих работах Честертон выражал также недоверие мировому правительству и эволюционному развитию. Во время англо-бурской войны он поддерживал буров. Его лекции по радио были очень популярны, включая серию дебатов с Джорджем Бернардом Шоу. Его младший брат Сесил умер в 1918, и Честертон редактировал его «Новый очевидец» и собственный еженедельник «Г.К. Уикли».
В 1922 году Честертон перешел из англиканской веры в католичество и впоследствии написал несколько работ теологического содержания, включая жизнеописания Франциска Ассизского и Фомы Аквинского. «Бытие – все еще неизвестная для меня вещь, и, как незнакомца, я рад его приветствовать», писал он в «Автобиографии» (1936). Честертон получил почетные степени в Эдинбургском, Дублинском и Нотр-Дамском университетах. В 1934 году он стал кавалером ордена Святого Георгия II степени. Писатель скончался 14 июня 1936 года в своем доме в Бэконсфильде. Его гроб был слишком велик, чтобы быть спущенным по лестнице, и его пришлось опустить на землю из окна. Честертон похоронен на католическом кладбище в Биконсфилд.